Унесенные солнцем

Унесенные солнцемИДЕЙНЫЙ ДИАГНОЗ:

Юрий Давыдов, основатель философских коммун, за это уже однажды побывал в психушке.
Под Харьковом коммуна экс-горожан, отказавшихся от секса и спиртного, с помощью животноводства и поэзии строит Город солнца. Своему счастью коммунары стремятся научить всю страну.
Елена Трибушная, фото — Дмитрий Никоноров.
“Наша цель — железной рукой феличологов [от felico — счастье в переводе с эсперанто] загнать несчастное население России, Украины и Беларуси в казармы Счастливой жизни”, — широко улыбаясь, в первые же секунды знакомства сообщает "Корреспонденту" 54-летний Юрий Давыдов, одетый в ярко-малиновый свитер и штаны на подтяжках, заправленные в высокие, забрызганные сельской грязью резиновые сапоги.

Эсперанто, объясняет Давыдов, повседневный рабочий язык в возглавляемом им учебном хозяйстве С.П.А.Р.Т А. — С.ельскохозяйственной П.оэтизированной А.ссоциации Р.азвития Т.рудовой А.ктивности, которая строит Город Cолнца на отдельно взятой ферме в поселке Караван в 20 км от Харькова. Утопия итальянского философа-социалиста XVII века Томмазо Кампанеллы в реалиях украинского села воплотилась в виде небольшой коммуны из пятерки постоянных и пары десятков время от времени приезжающих членов. Живут они в пяти хатах с прилегающими хозпостройками и гектаром земли.

В хозяйстве — коровы, лошади, свиньи и прочая домашняя живность — всего около 70 голов. Кроме того, есть трактор, четыре легковушки, пара Газелей. Последователи средневекового утописта вкалывают в С.П.А.Р.Т.А. по 16 часов в сутки. В свободное время пишут стихи, состязаются за звание лучшего работника недели и потребляют “научно обоснованные” нормы мяса, молока и яиц на душу, а также вносят посильный вклад в разработку собственной Теории Cчастья. “Нормально, можно работать”, — делится впечатлениями от спартанского образа жизни низкорослый 51-летний Николай Шквородюк, приехавший в Караван из Мелитополя. Бывший сотрудник военизированной охраны, облаченный в мешковатые спортивные брюки и свитер, вилами сгребает сено в рядно, которое затем взваливает на плечи напарника, таскающего груз в коровник. “Раньше я пил, гулял, а сейчас думаю — зачем это мне надо?! — объясняет коммунар, — Я теперь стихи пишу. Книги читаю. Друзей нашел. Здесь человеку как бы ум дают, сознательность. Хотя первое впечатление было не очень: дико было, пока привык”.

Спартанские будни

Порядки в С.П.А.РТ.А. — спартанские. Обитателям коммуны запрещено курить, пить и вступать в неуставные отношения, например, решать спорные вопросы с помощью кулаков. Межполовые отношения тоже не приветствуются. За нарушение дисциплины — штраф. За воровство — изгнание с занесением фото на доску позора. Те, кому местные порядки не придутся по душе, могут свободно уйти из коммуны
. Чтобы новички быстрее запоминали устройство коммуны, “говорящие” имена присвоены живности, а также строениям и технике. Бумажные вывески с крупными надписями едва ли не на всех объектах — от компьютера до свинарника.
Лошади Блокада и Рапида живут в сарае Есенин. Автомобиль Запорожец нарекли Объективностью (объективная, мол, реальность), две “девятки” ВАЗ — Фиделем и Пророком, трактор — Шолоховым. Ночуют машины в гараже Байконур.
Дамочки-спартанки обитают в Ярославне — домике на три комнатки и несколько коек, с аскетичной железной ванной, библиотекой и гигантским гипсовым бюстом Ленина.
Мужская половина спартанцев обосновалась в другом таком же домике — Редуте.
За Ярославной — сеновал Кутузов. Под Кутузовым, с улыбкой объясняют спартанцы, символично помещается погреб Наполеон на 30 т овощей. Туалеты Сталин и Ельцин — названы в честь “нехороших” вождей. А сараи для скотины — Ликург, Сковорода, Кобзарь, Гоголь — в честь “Настоящих Людей”. Полный список “Настоящих” включает 300 человек — от Пифагора и Ленина до Высоцкого и летчика-героя Маресьева — и висит на виду, чтобы коммунары знали, на кого равняться.
Штаб-квартира коммуны — Терем. В нем — пара компьютеров, телевизор и видеоплеер. Стены увешаны огромными белыми листами с графиками надоев, лозунгами, цитатами и стихами. Над рабочим столом — трое настенных часов. Если часы одни, они могут врать, поясняет Давыдов. На запястье идеолога тоже красуются несколько пар наручных часов, то и дело кукарекающих и объявляющих время механическим голосом. “Дурдом на выезде”, — в свой первый приезд в С.П.А.Р.Т.А. подумала нынче работающая здесь старшим специалистом бывшая учительница Татьяна Галкина. В середине декабря 2008-го она приехала сюда из соседнего городка Балаклея по объявлению в газете. Коммуне требовался повар на зарплату в 36 грн. в сутки плюс бесплатное питание и проживание. О том, что кроме работы у плиты предстоит писать стихи и разрабатывать Теорию Счастья, мать четверых взрослых сыновей и бабушка нескольких внуков и не подозревала. “Мне подруга дома говорила: смотри, чтоб не оказалось все это сектой”, — доверительно сообщает Галкина Корреспонденту, спеша встречать пригнанных с пастбища коров. Отработав оговоренные две недели и получив расчетные, Галкина вернулась домой с мыслью подыскать работу полегче и поспокойнее. Но отгуляв зимние праздники, почувствовала, что ее снова тянет в С.П.А.Р.Т.А. “В мире столько хамства, а здесь как-то интеллигентно все, культурно. Мне нравится”, — объясняет свое возвращение учительница и хвастает, что за несколько месяцев в коммуне написала уже 380 “куплетов”. Не секта это, теперь убеждена Галкина, хотя, мол, все здесь со своими странностями. Для чтения собственных виршей и не только члены коммуны собираются в Тереме по вечерам. Спартанцы строятся, рассчитываются на первый-второй, затем по “бланкам добрых дел” и результатам работы распределяют призовые места. На победителей надевают золотую, серебряную или бронзовую корону и премируют — тортом, апельсинами, бананами или пакетом сока и фотографируют. “Им это все интересно. Они в детстве не наигрались и продолжают эту интересную игру и удивляются, что за это еще и деньги платят”, — говорит Давыдов. “А вокруг посмотрите только — как же скучно живут вокруг люди!” — он с насмешливой гримасой машет рукой в сторону раскинувшегося неподалеку села. Чтобы людям не было скучно, Давыдов выдвинул свою идею еще в 1980-е годы, начав воплощать ее в Подмосковье. Основанное там П.оэтизированное О.бъединение Р.азработки Т.еории О.бщенародного С.частья — П.О.Р.Т.О.С., предшественник С.П.А.Р.Т.А., просуществовало до 2000-го, после чего им заинтересовались российские правоохранительные органы. Давыдова и троих его коллег осудили за создание вооруженного формирования, ограничение свободы и избиение несовершеннолетних. Двоих мужчин-теоретиков, включая основателя, определили в психиатрическую клинику. Женщинам дали сроки — шесть и восемь лет. Спартанцы убеждают: дело было политическим, оружие — легальным, а “избиение” нарушившие дисциплину коммунары-подростки избрали сами, предпочтя воспитательную порку изгнанию из общины. Пережив гонения, феличиологи снова взялись за построение мини-модели идеального общества. В ближайшей перспективе последователи Кампанеллы надеются перенести ее на окрестности, а в будущем — на всю территорию “деградирующей” Украины. “Дальний прицел обитателей С.П.А.Р.Т.А. — счастливый выход человечества за пределы Солнечной системы в границах Галактики”, — без тени иронии планирует предводитель утопистов.

Свобода выбора

Как признается Давыдов, написавший без малого десяток “толсту шек” — самиздатовских книжек в стихах под общим названием К.урс А.налитической И.сследовательской Ф.еличологии, Теорию счастья он компилировал из нравившихся идей: “Кое-что позаимствовал у Иешуа Иосифовича Давыдова [так лидер коммунаров с улыбкой величает Иисуса Христа, шутя намекая на родство с ним], кое что — у Джордано Бруно, [Константина] Циолковского, Пифагора”. Вооруженный батареей банок с красками и кисточками, идеолог раскрашивает начерченную на створках гаражных ворот у входа в С.П.А.Р.Т.А. девятиступенчатую пирамиду счастья, которая постепенно должна привести человека от жизни в рамках эгоистичного “я” к межнациональной коммуне и освоению других планет. “Главная задача всего этого, — любовно обводит он рукой раскинувшиеся вокруг владения спартанцев, — поставить нормально хозяйство. Мы исследуем на практике, что не так делается в целой стране, и строим маленькую модель, которая прекрасно работает”. В качестве результата Давыдов готов предъявить откормленных поросят, качественное коровье молоко и мясо, а также сытых счастливых сотрудников. Рентабельная коммуна производит больше, чем потребляет, убеждает предводитель. Из надоенного за день молока на шведский стол спартанцев попадает не более 15 %, а суточная норма мяса — около 350 г на каждого. 
Излишки учхозовских продуктов охотно раскупают селяне. Правда, странных коммунаров местные недолюбливают: то их корова по недосмотру забредет в чужой огород, то сами спартанцы тропу вытопчут на чужом поле. Но последние уверены: аборигенов раздражает пропаганда здорового образа жизни, а в особенности сухой закон. Не вписывается идея трезвого счастья в местный пейзаж со спиртзаводом по соседству и процветающим в селе самогоноварением. В самой идее построения счастья ничего выходящего за границы человеческого разума психологи не видят, но, как говорится, насильно мил не будешь и осчастливлен тоже. “Коммуна сама по себе опасной мне не кажется — наша история их знала немало, — рассуждает киевский психолог Алевтина Шевченко. — А кажется опасным именно принуждение, которое может иметь в ней место, поскольку неясно, к чему оно может привести в конечном итоге”. Со своей стороны профессор-религиовед Людмила Филиппович сектой коммуну под Харьковом не считает: никаких религиозных признаков та не имеет. “Главный вопрос в том, что участие в таком объединении должно быть свободным выбором и ни в коем случае нельзя использовать какое-то состояние человека, к примеру безденежье, — говорит она. — Точно так же как нельзя лишать его права в любой момент выйти из сообщества”. 25-летний коммунар Владислав Горбань, временно безработный строитель, пришедший в С.П.А.Р.Т.А. подработать на свежем воздухе, в такие нюансы не вникает, ограниченным в свободе себя не считает и обходится своими представлениями о счастье. Таская сено в коровник Ликург, определяет его просто: “В четыре встаю, в десять [вечера] ложусь. Утром — лошадь, вечером — корова, вот вам и все счастье”

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

МЫ В СОЦСЕТЯХ:

Наш канал Youtube  Мы в Живом ЖурналеМы в facebook 

НАША ЛЕНТА RSS

Введите свой E-mail:

Подписка на новости сайта

НАШИ КООРДИНАТЫ:

Москва:

Телефоны: +7 (495) 972-58-72
                 +7 926 733-07-58
Aдрес: 125009 Россия, г. Москва, а/я 150
Email: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.